О нас

Рассылка новостей

Ваш e-mail: *
Ваше имя: *

Проблема музыкального восприятия в истории музыкальной психологии - пути и перспективы развития

Автор: Бочкарёв Л.Л., доктор психологических наук, профессор

1.Психология музыкальной деятельности в нашей стране переживает период экстенсивного плодотворного развития. Свидетельство тому – появление и переиздание монографий и учебных пособий В.И.Петрушина /»Музыкальная психология», «Музыкальная психотерапия, Ражникова В.Г «Диалоги о музыкальной педагогике» Готсдинера А.Л. « Музыкальная психология», Старчеус М.С.

Обобщающий взгляд на проблемы психологии музыкальной деятельности содержится в интересной коллективной монографии с одноименным названием под редакций Г.М.Цыпина. (Психология музыкальной деятельности. Теория и практика. /Кирнарская Д.К., Киященко Н.И., Тарасова К.В.,ред. Цыпин Г.М.- М. Академия. – 368 с.)

В этом пособии, на наш взгляд, достаточно полно представлена история и перспективы развития молодой отрасли отечественной науки, обобщены достижения в области теории и практики. В числе авторов этого фундаментального труда – видные российские учёные – доктора наук и профессора ведущих музыкальных вузов и Институтов психологии, чьи работы получили широкое признание в нашей стране и за рубежом : Э.А. Абдуллин, Н.Н. Гиляров, Д.К. Кирнарская, Н. И. Киященко, Б.Л. Кременштейн, Е.Н. Крупник, Л.С. Майковская, А.А.Мелик-Пашаев, Б.А.Сосновский, Е.В.Николаева, В.И.Петрушин, М.С. Старчеус, К.В. Тарасова, Г.М. Цыпин.

В вышедшей недавно монографии белорусских коллег «Психология музыки и музыкальной деятельности» с публикацией перевода работ под редакцией А.С. Тараса, к сожалению, бездоказательно утверждается, что ничего стоящего, кроме труда Б.М. Теплова «Психология музыкальных способностей» пятидесятилетней давности /курсив наш - Л.Б./ в российской психологии музыкальной деятельности нет.

Российская психологическая наука в целом и психология музыкальной деятельности, в частности, шагнули далеко вперед, в сравнении с временами Б.М.Теплова. Труд Бориса Михайловича Теплова, на наш взгляд, является действительно фундаментальным и основополагающим в российской психологии музыкальной деятельности, проложившим дорогу многим перспективным направлениям. Но сегодня появилось много новых данных, которые значительно обогащают и расширяют предложенную в своё время Б.М.Теловым структуру музыкальности.

В российской психологии музыкальной деятельности и музыкальной педагогике есть прекрасные пособия В.Г. Ражникова для учащихся музыкальных учебных заведений с адекватными для целей художественного образования параллелями с живописью, поэзией, вполне конкурирующие с изданными за последние десятилетия за рубежом программированными учебниками по психологии музыкальной деятельности, например, учебником канадского профессора Н.Кузьмич, построенном на сравнении стилей в музыке, архитектуре, живописи.

В нашей стране благодаря стараниям авторы данных строк изданы первые мультимедийные компакт-диски с диагностическими и развивающими технологиями в рамках межкультурных проектов с американскими учёными, чего не было во времена Теплова Б.М.

Авторы упомянутой выше белорусской монографии , кроме того утверждают, что в советские времена труды зарубежных авторов были не доступны нашим учёным, с чем также нельзя согласиться. Труды Е.Курта не только анализируются и используются в работах наших учёных «советского периода» /Назайкинского Е.В., Медушевского, В.В.. Костюка А.Г., Этингера М.А., Старчеус М.С., Черкашиной Л.С. и др./, но и послужили методологической основой для организации экспериментально-психологических исследований в области психологии музыкальной деятельности.

Однако следует признать, что всё-таки из-за так называемого «железного занавеса» в советские времена многое ценное из работ зарубежных коллег не было известно россиянам, бывшим гражданам стран СНГ /почти в каждой крупной западной стране есть национальные методики, в том числе тестовые, для диагностики музыкальных способностей с использованием образцов национальной классической и народной музыки / 4/. К сожалению, и в работах некоторых отечественных психологов и музыкантов постсоветского периода не в достаточной степени используется потенциал западной науки, многие работы западных учёных действительно не известны и современному российскому читателю. Это и вина «старых» издательств. Например, директор лидирующего ныне музыкального издательства в нашей стране издательства «Классика-ХХ1» Карманов А.В. в своих предисловиях к аннотированным указателям литературы подчёркивает, что всё ценное ему и его коллегам приходилось искать за рубежом.

Вот почему мы посчитали возможным обратить внимание читателя в контексте всегда волновавшей проблемы адекватности восприятия музыки и эмоционального познания на работы, не ставшие предметом внимания многих исследователей, в том числе мало известные или незаслуженно забытые - в первую очередь экспериментально-психологические. Безусловно, трудам Е. Курта следует отдать должное , как справедливо, отмечают белорусские коллеги. Создание психологии восприятия музыки как научной дисциплины, является заслугой швейцарского музыковеда Э. Курта. В его трудах психологический подход органически связан с музыкально-теоретическими принципами.

Э. Курт исследует явления, сочетающиеся с детальным анализом закономерностей музыкального восприятия, творчества и исполнения. Ценным общим положением является положение о целостности музыкального восприятия. Однако методологические основы исследования Курта шире и не ограничиваются идеями гештальтпсихологии. Он опирается как на методы интроспективной психологии, подвергая тонкому анализу внутренние впечатления, ощущения, переживания, возникающие при восприятии музыки, так и на результаты многочисленных экспериментальных исследований, начиная от Гельмгольца и Штумпфа. Его труды являются образцом комплексного исследования, с общей философской концепцией идеалистической трактовки деятельности человеческого сознания как созидающего, воспринимающий мир по законам творческой воли - концепция, идущая от философии Шопенгауэра.

Процесс музыкального восприятия Курт считает проявлением идеальной энергии движения как такового, развертывающегося в имманентном музыкальном пространстве и преодолевающего чувственную определенность звукового материала.

Экспериментально изучая механизмы восприятия тонов и целостного восприятия интонации, А.Веллек (Wellek A. Musikpsychologie und Musikasthetik. – Frankfurt am Main: Akad. Verb. –Ces. – 391 P.) показал эффект влияния среды, этнических, возрастных особенностей, эмоционального мира субъекта на восприятие структуры целого. Развивая идеи Е.Курта, он посвящает свою работу исследованию структуры акустических явлений, восприятия и переживания "звукового тела", тембра, интервалики, созвучий, их интерференций, изучая смещение звуков, различные типы музыкального слуха.

Значительное внимание уделено и собственно музыкальной психологии. На основе структурно-системного подхода А. Веллек рассматривает проблемы времени, пространства, метрики, симметрии в музыке и ритмических структур с точки зрения их направленности на слушателей.

По мнению А. Веллека, "гештальт" и чувственные переживания не исключают друг друга, а вполне соединимы. Е.В. Назайкинский в своей работе «О психологии музыкального восприятия» отмечает, что концептуальный аппарат отечественной психологии деятельности дает возможность на совершенно иной основе интерпретировать эмпирические данные, полученные в рамках гештальтизма в музыкальной психологии. Разработка проблемы целостности в структуре восприятия гештальтпсихологией является одной из перспективных современных задач музыкальной психологии.

Проблемы психологии музыкального восприятия исследуются и в отечественной литературе. Одной из основополагающих работ в этой области является уже упомянутая нами работа Б.М.Теплова. Эстетико-теоретической основой его взглядов является признание эмоций главным компонентом содержания музыки и положение о том, что во всей глубине и содержательности восприятие музыки возможно только в контексте других, выходящих за предел музыки средств познания.

Музыкальное восприятие в работе Теплова изучается с различных позиций, в различных функциях. Автор анализирует его корректирующую функцию в исполнении и творчестве, особенности восприятия слушателя, подходящего к музыке с эстетической стороны, закономерности формирования навыков восприятия в процессе развития психики. Теплов доказал наличие трех основных музыкальных способностей в структуре музыкальности, влияющих на музыкальное восприятие: ладового чувства (перцептивного компонента музыкального слуха), способности произвольно пользоваться слуховыми представлениями, отражающими звуковысотное движение (репродуктивный компонент музыкального слуха) и музыкально-ритмического чувства.

Небольшая работа С.Н. Беляевой-Экземплярской «Заметки о психологии восприятия времени в музыке» содержит анализ содержания слушательских оценок, попытки установления их типологии, выяснения влияния повторных прослушиваний музыкального произведения на его описание. Это исследование дает фактический материал для выявления особенностей образно-ассоциативной деятельности слушателей, для определения зависимости между субъективно оцениваемой продолжительностью произведения и реальным временем исполнения и рассматривает восприятие как центральный объект изучения, наряду со специальными психологическими преследующего также и цели социально-психологические.

Н.А.Ветлугина в своем обобщающем труде анализирует не только эмоциональные характеристики элементарных звуковых явлений, но, обращаясь к более широкой сфере эстетического ,выделяет в структуре музыкальности общие музыкально-эстетические способности, для которых характерно эстетическое отношение, проявляющееся в восприятии, воспроизведении и творчестве.

С позиций музыкознания исследуется восприятие музыки в монографии в уже упомянутой монографии Е.В. Назайкинского. Автор рассматривает закономерности психологии музыкального восприятия в их связи с особенностями строения, жанровыми чертами и содержанием музыкальных произведений. Е.В. Назайкинский анализирует роль общего жизненного опыта в развитии навыков восприятия и влияние психологических факторов на формирование музыкального языка. Затрагиваются проблемы целостности и дифференцированности восприятия музыкальных произведений.

Восприятие музыки как творчество слушателя рассматривает в своей работе В.Д. Остроменского «Формирование музыкального восприятия".

Рассматривая сам процесс слухового восприятия музыкальных произведений, переживания произведений, переживания слушателей, потребности людей в таком восприятии, исследователь выделяет два этапа процесса восприятия музыкальных произведений и соответственно два качественно различных содержательных представлений слушателя (исходных и концептуальных) - важнейших в осмыслении механизма содержания, осознаваемого слушателем.

Г.М.Цыпин в своей книге "Психология музыкальной деятельности" касается вопросов, связанных с природой и структурой музыкального восприятия. Беседуя с наиболее видными российскими музыкантами (книга выстроена по нестандартной композиционной формуле - теоретические разделы чередуются с сериями специальных бесед и интервью), Цыпин анализирует различные воззрения на принципы музыкального восприятия, исследует соотношение сознательного и бессознательного, интуитивного и рационально -логического в музыкальной деятельности.

Науменко С.И. анализируя природу эмоционально-образного восприятия созвучия и их взаимосвязь, показала возможность совершенствования музыкально-слуховых представлений и гармонического слуха у начинающих музыкантов путем использования ассоциативно-эмоциональных резервов дослухового анализа. Она обнаружила положительную взаимосвязь между образным восприятием созвучий, функциональных зависимостей и способностью свободной гармонизации мелодии /18/.

В разработку области психологии музыкального восприятия внесли также большой вклад фундаментальные монографии В.В.Медушевского, В.И.Петрушина, Г.П.Прокофьева, Е.В. Назайкинского и др.

Исследования в области психологии восприятия подготовили почву для всестороннего изучения структуры способностей к музыкальной перцепции в различных видах музыкальной деятельности.

Широкое распространение диагностические методы в музыкальной психологии получили благодаря работам К.Сишора и Я.Квальвассера, которых принято считать родоначальниками потока тестовых исследований изучения музыкальных способностей (истоки этого направления связаны с А.Бине и В.Штерном). Тестирование музыкальных способностей было продолжено Н.Вистлером и Х.Вингом. Оно развивалось менее интенсивно до работ современных ученых Э.Гордона, Л.Холмстрома, А.Бентли.

Другое направление тестовых исследований, связанных с диагностикой уровня обученности, "успешности достижения", связано с именами Я.Квальвассера, В.Кнуфа, С.Фарнума, Е.Гастона, А.Шнайдер-Кнуф, Р.Колвелла /18/.

Тестовый бум в психологии положил начало бурному периоду развития экспериментального направления в изучении психологических механизмов музыкального восприятия. Начатые ассоцианистами и гештальтпсихологами исследования вопросов дифференцированности и интегрированности восприятия, воздействия музыки на человека, типов реакций человека на музыку стали предметом широкого экспериментального изучения с применением всевозможных шкал, опросников, тестов и др.

Продолжение следует